Период моего пребывания в Средней Азии ознаменовался разнообразием изобразительных жанров, в которых я воплотил свои переживания, - переживания художника.  Здесь и живопись, и рисунки, акварели и гуаши и, конечно, мой любимый эстамп.  Получилась цельная картина тогдашнего среднеазиатского мира.  Прошло время, и глядя из теперешнего далека на эти работы, поражаешься тому единому и мощному изобразительному эффекту, который явился во множестве разнообразных, пронизанных жизнью, образах , теперь уже ушедшего в прошлое, советского Узбекистана.

Когда я попал в Среднюю Азию, то образ кузнецовского Туркестана еле теплился. Поскольку первая моя туда поездка в 1964 году проходила вместе с Игорем Купряшиным, то, в отличие от него, меня привлекли другие видения. Кроме рисования пейзажей, я сосредоточился на двух темах.
Тема первая - Кариатиды. В Самарканде все женщины носили все, что обычно таскают в руках, установив на голове. От этого фигуры обретают величавость и стройность. Естественно я с них тут же делал наброски, а потом в гостинице из всего нарисованного; - компоновал. Это была, пожалуй, одна из самых живых серий той поры.
Тема вторая - это афрасиабские колючки. Афрасиаб; - это древний Самарканд, занесенный землей и местами, превращенный в кладбище. На этой земле к осени появляются высохшие колючки, в солнечном свете яркие до черноты. Это как мука пустыни и одновременно неопалимая купина. Я с удовольствием их воплотил в серию офортов.


AsiaAsian

 

Вход в галерею: Обычная / Трехмерная